Вымогательство, заказ конкурентов, политическая расправа. Что стоит за обысками на «Новой почте»

0

Один из крупнейших отечественных почтовых операторов – «Новая почта» – попала под колпак Генпрокуратуры.

В пятницу, 16 марта, в киевском, полтавском, харьковском и днепропетровском офисах компании прошли масштабные обыски.

Показательно, что они практически совпали с пафосным заявлением премьер-министра Владимира Гройсмана об окончании эпохи маски-шоу в Украине.

«Впервые в моей практике проводят обыск моего кабинета и меня лично. Забирают личный компьютер. Чувствую как просто на глазах улучшается инвестиционный климат в стране», – написал на своей странице в Facebook совладелец «Новой почты» Владимир Поперешнюк.

По его словам, в офис явилось десять представителей прокуратуры, а выходы перекрыла Нацполиция.

Позже пресс-секретарь генпрокурора Юрия Луценко Лариса Сараган сообщила, что против «Новой почты» открыто уголовное производство по фактам злоупотребления служебным положением должностными лицами компании и других «родственных структур».

По данным ГФС они якобы «использовали преступную схему по предоставлению услуг с переводом в наличную форму безналичных средств и минимизацией налоговых обязательств предприятий-клиентов», проще говоря, подрабатывали «конвертом». Как отметила на своей странице в Facebook Лариса Сараган, генпрокурор Юрий Луценко взял это дело «под личный контроль», а если доказательства злоупотребления не будут получены, уголовное производство закроют.

«Так что говорить о нанесении вреда инвестиционному климату в стране не стоит», – написала Сараган.

Впрочем, эксперты, с которыми пообщалась «Страна», озвучивают и другие причины происходящего – от происков конкурентов до попыток получить «взнос» с успешно работающего бизнеса.

«Страна» изучила все версии наезда на почтовиков.

Версия 1: финансовые махинации

В официальном пояснении, озвученном пресс-секретарем Юрия Луценко Ларисой Сараган, говорится, что «Новая почта» и «родственные структуры» якобы помогали своим клиентам-юридическим лицам «формировать фиктивный налоговый кредит с проведением бестоварных операций, что приводило к неуплате налогов в особо крупных размерах».

Под «родственными структурами», возможно, имеются в виду «Закрытый недиверсифицированный венчурный корпоративный инвестиционный фонд «Прайд», компания по управлению активами «Инвестиционные партнеры» и «НП «Логистик», которые входят в группу компаний «Новая почта».

Представитель «Новой почты» Лилия Загребельная сообщила «Стране», что в компании с обвинениями Генпрокуратуры не согласны. «Все компании группы действуют прозрачно и уплачивают все налоги», – сказала она.

По данным Поперешнюка, «Новая почта» платит порядка 2,3 млрд грн налогов в год.

Генеральный директор Украинской ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко считает, что если власти захотят придраться к финансовым операциям «Новой почты», то зацепиться будет за что.

«Давайте смотреть правде в лицо: к любому украинскому бизнесу в этом плане есть к чему придраться. «Новая почта» осуществляет финансовые переводы. Кроме того, компания работает с наличкой, допускаю, что частично оплачивает «живыми деньгами» аренду помещений своих многочисленных отделений. Точно так же принимают наличку от юридических клиентов в качестве оплат за услуги», – отмечает Дорошенко.

Как указано на официальном сайте «Новой почты», предоставление финансовых услуг в компании осуществляет ООО «Пот Финанс», которое имеет государственное свидетельство регистрации финучреждения и лицензию на перевод средств в национальной валюте от 2014 года.

Версия 2: происки конкурентов

Некоторые эксперты, с которыми пообщалась «Страна», считают, что «Новую почту» «заказала» государственная компания «Укрпочта». 

«О таком сценарии говорили еще год назад. Проблема в том, что «Новая почта» забирает большую долю рынка у государственной компании «Укрпочта». А там как раз появился фаворит министра инфраструктуры Владимира Омеляна – Игорь Смелянский. «Новая почта» у него очень сильно под ногами путается и мешает демонстрировать успехи», – рассказал «Стране» представитель компании «Европатруль» (исследует рынки транспорта и логистики) Вячеслав Коновалов.

Козни со стороны «Укрпочты» допускает и Дорошенко. «Ведь «Новая почта» все активнее теснит на рынке государственного оператора», – отметил он.

Одним из звеньев в конкурентной борьбе против «Новой почты» эксперты называют и недавнюю историю с якобы утечкой информации о клиентской базе «Новой почты», о чем писала «Страна».

По данным Украинской ассоциации директ-маркетинга (УАДМ), по итогам 2016 года, доли «Укрпочты» и «Новой почты» на рынке внутренних почтовых отправлений составили порядка 52% и 34% соответственно (еще 4,4% у «Мист экспресс», 2,4% – у «Ин тайм», 0,6% – у «Деливери»). При этом в последние годы доля «Укрпочты» падает, а «Новой почты» – растет. Официальных данных за 2017 года пока нет, но эксперты говорят, что доли основных почтовых операторов практически сравнялись.

Версия 3: политический заказ 

Но все же как к наиболее вероятной эксперты, с которыми пообщалась «Страна», склоняются к версии политического заказа.

«Владельцы «Новой почты» занимают активную общественную позицию. Союз украинских предпринимателей, у истоков которого они стояли, сейчас добивается проведения в Украине налоговой реформы, в частности, введения налога на выведенный капитал, что, ссылаясь на позицию МВФ, недавно «зарубил» президент Петр Порошенко. Это может быть показательной расправой. Бизнесу указывают на его место», – заявил «Стране» представитель общественной платформы «Нова Країна» Павел Себастьянович. 

Версия 4: вымогательство

А Алексей Дорошенко считает, что все намного проще: «Власти хотят получить «взнос» с успешно работающего бизнеса, уже собирают деньги на выборы», – подытожил он.

«Почему-то я уверен, что подобное решение (об обысках. – Прим. Ред.) хочется получить каждому генеральному прокурору, вне зависимости от наличия у него юридического образования. Такое решение хочется иметь, ведь «Новая почта» – это бизнес. Причем, бизнес динамичный, прибыльный, отечественный. Это бизнес, который не принадлежит ни одной финансово-политической группе. Языком чиновника, такой бизнес – «жирный» и «беззащитный». Потому желание его «подоить» вполне естественное», – отметил основатель фонда «Повернися живим» Виталий Дейнега.

Источник