В деле Ноздровской будут новые подозреваемые — советник Авакова раскрыл детали

0














В деле об убийстве правозащитницы Ирины Ноздровской могут появиться новые подозреваемые — люди, которые знали об этом преступлении, но ничего не сообщили правоохранителям.

Об этом, а также о том, когда Верховная Рада должна проголосовать за громкий законопроект, касающийся Донбасса(законопроект №7163 «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях»), в интервью «Апострофу» рассказал советник министра внутренних дел Украины Арсена Авакова ЗОРЯН ШКИРЯК.

О деле Ноздровской

Полицией была проделана огромная работа, и важно отметить, что в раскрытии этого дела ей никто не помогал. Был проделан весь маршрут с подозреваемым от «точки А» до места совершения преступления, были опрошены тысячи людей там, где жила погибшая. Там, кстати, люди практически не шли на контакт со следователями, все знают про неоднозначное отношение к семье Ноздровских местных жителей.

Доказательная база, которая собрана сотрудниками Нацполиции, направлена в суд, она неопровержима и не подлежит сомнению. Подозреваемый сознался, хоть и не раскаялся. Он считает свой поступок оправданным. Во время следственного эксперимента он воспроизвел весь произошедший инцидент. Важно сказать, что здесь нет политической составляющей, это личная неприязнь двух семей, человеческий фактор, подогретый алкоголем. Есть результаты анализа ДНК, также на сегодняшний день проводится — часть завершена, часть еще проводится — более 70-ти криминалистических экспертиз, которые по предварительным данным подтверждают, вместе с тем, что уже есть, что к этому убийству причастен Юрий Россошанский. Следствие не закончено, есть все основания полагать, что были лица, которые знали про это преступление, но умолчали, а это криминальная ответственность. Они станут подозреваемыми после того как им выдвинут подозрение.

Та публичная огласка, которая возникает вокруг таких резонансных дел, только вредит расследованию. Вот даже то, что были опубликованы видео после трагедии с Павлом Шереметом, только помешало следствию. И когда адвокат Ноздровской говорил, что их не допускают к следствию, то только два дня назад (разговор состоялся в пятницу, 12 января, — «Апостроф») поступил от них официальный запрос о просьбе насчет ознакомления с материалами. После этого следователь принимает решение, к каким именно материалам следствия допускать. Это же следствие, нельзя докладывать о каждом шаге, если действительно хотите узнать правду и чтобы виновный понес наказание. Уверяю, что уже в ближайшее время все вопросы, которые есть у защиты Ноздровских и ее дочери Ирины, отпадут.

О законе по Донбассу

Мне больше нравится, когда мы называем этот закон «про деоккупацию», чем «про реинтеграцию Донбасса», поскольку это другая смысловая нагрузка. Принятие этого законопроекта происходит со значительным опозданием, его надо было принимать значительно раньше. Я надеюсь, что он будет принят уже во вторник [16 января], потому что дальнейшее промедление будет вызывать все больше вопросов. Было достаточно времени, чтобы ознакомиться с его содержанием, чтобы отработать все правки. Сегодня нет времени тормозить, нужно идти вперед.

Если говорить о том, почему он не был принят в прошлом году, можно только догадываться. Возможно, (виновата, — «Апостроф») «пятая колонна» в Верховной Раде, я могу открыто говорить, что это «Оппозиционный блок» и те отдельные внефракционные народные депутаты, которые являются агентами влияния Кремля в ВР. Они будут пытаться и дальше ставить палки в колеса, но я надеюсь на чувство патриотизма и государственную позицию других проукраинских фракций парламента и отдельных депутатов, которые понимают уровень ответственности перед украинским народом

Второе: я не исключаю варианта, что, возможно, задержка этого закона была условием со стороны России, чтобы состоялся обмен пленными (который прошел в конце 2017 года, — «Апостроф»). Я не могу подтвердить это или опровергнуть, потому что не являюсь участником переговорного процесса по обмену пленными. Однако я приветствую то, что удалось вернуть наших ребят домой, это победа.

Последнюю редакцию законопроекта по Донбассу я не читал, но я знаком с ним в целом. Я считаю, что этот законопроект сильный. Другой вопрос, как трактовать и менять те или иные положения, но там достаточно механизмов, чтобы он заработал. Один из самых главных элементов — признание России агрессором, некоторые изменения касательно функционирования в районе проведения боевых действий Вооруженных сил Украины, других правоохранительных подразделений. Там есть все необходимые элементы, чтобы борьба с российской оккупацией была более эффективной.

Источник

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки