Участники финансового рынка выступают против необдуманной реформы госрегулирования

0

В скором времени Верховная Рада Украины планирует рассмотреть пакет финансовых законопроектов

Среди них и законопроект №2413а «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно консолидации функций по государственному регулированию рынка финансовых услуг». В парламенте он был зарегистрирован еще в 2015 году, а год спустя принят в первом чтении.

Законопроект разрабатывался в пиковый период экономического кризиса в Украине. И, по словам специалистов, должен был консолидировать органы госрегулирования и таким образом уменьшить нагрузку на госбюджет. Однако с тех пор он претерпел немало существенных изменений, да и ситуация в финансовой сфере кардинально изменилась. И представители рынка активно выступают за снятие этого законопроекта с повестки дня, считая, что его принятие приведет к стагнации небанковского финансового сектора, который на сегодняшний день играет существенную роль в национальной экономике.

Об это говорим с председателем правления Всеукраинского объединения потребителей страховых услуг «Страховая защита» Василием ДАРКОВЫМ.

— В чем суть упомянутого законопроекта?

— Законопроект №2413а предлагает концентрировать систему государственного регулирования в сфере финансовых услуг. С этой целью предусматривается ликвидировать Национальную комиссию, которая осуществляет государственное регулирование в сфере рынков финансовых услуг, более известную как Нацкомфинуслуг. А ее регуляторные функции передать Национальному банку Украины и Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку. При этом последняя будет осуществлять регулирование всех видов деятельности, связанных с ценными бумагами и фондовым рынком, а также с системой накопительного пенсионного обеспечения.

В то же время НБУ получит полномочия по регулированию страховой деятельности, системы кредитной кооперации и всех других видов небанковских финансовых услуг, которые, в частности, оказывают лизинговые и факторинговые компании, ломбарды и пр.

По существу под контроль Нацбанка передается значительная часть национального финансового рынка, в котором работает более 2 тыс. финучреждений. Среди них более 300 страховых компаний, 673 финансовых, 442 ломбарда, около 400 кредитных союзов, 196 юридических лиц-лизингодателей.

Таким образом, речь идет о стратегических изменениях на рынке небанковских финансовых услуг.

— Способен ли этот законопроект обеспечить устойчивое развитие этого рынка? Создает ли он для этого надлежащие предпосылки?

— По моему мнению, он не обеспечит развитие финансового рынка и его составляющей – рынков финансовых услуг. Национальному банку передаются неприсущие для него функции, которые не предусмотрены Конституцией Украины и не вписываются в теорию регулирования рынков. Он получает дополнительную нагрузку, с которой может не справиться. И это усилит кризисные явления на финансовом рынке.

Дело в том, что мы были свидетелями массового банкротства коммерческих банков. В общей сложности уже более 100 из них прекратили свою деятельность. Вряд ли после этого можно говорить о высокопрофессиональном менеджменте Нацбанка, который по существу не справился со своими прямыми функциями регулятора банковского сектора. А теперь ему предлагают еще контролировать и небанковский.

— Способно ли перераспределение регуляторных функций в пользу Национального банка повысить уровень надзора на рынках финансовых услуг?

— Однозначно это не повысит уровень надзора. Просто определенным людям хочется сконцентрировать в одном месте управление финансовыми потоками. Раньше Национальный банк контролировал только банковские потоки, а небанковские – Нацкомфинуслуг. Сейчас это будет сконцентрировано в руках одного органа государственного управления, который, обратите внимание, не является органом исполнительной власти. То есть, все, что присуще органам исполнительной власти, в том числе, и общественный контроль, здесь не работает должным образом.

Приведу простой пример. Если Национальный банк не будет защищать права и интересы потребителя финансовых услуг, то последнему пожаловаться на него некому. Ну, разве что Наблюдательному совету. Но он создан самим Нацбанком, его представители получают высокие зарплаты и, понятно, что против самого банка ничего говорить не будут.

Поэтому, на мой взгляд, концентрация в Нацбанке такой функции, как защита прав потребителей финансовых услуг, — это профанация и просто формальность, не более того.

— Нацбанк никогда не работал с финучреждениями небанковского сектора и потребителями его услуг. Как это скажется на их работе?

— Что такое ликвидация Нацкомфинуслуг? Не просто исчезает структура и ее название, теряется и ее опыт работы, та преемственность, которая нарабатывалась в предыдущие годы. Специалисты, занимавшиеся регуляторными вопросами, уйдут работать в другие структуры.

Нацбанку нужно начинать все с нуля. Опыт придется накапливать в течение нескольких лет. И когда он появится, станет очевидным, что была допущена стратегическая ошибка. Но вернуться назад будет нельзя. Будут потеряны и ресурсы, и время.

Я не думаю, что функции, которые передаются от Нацкомфинуслуг Национальному банку, будут им исполняться лучше. На то есть немало причин. Одна из них – на сегодняшний день НБУ не имеет достаточно профессиональных работников с опытом работы на рынках небанковских финансовых услуг. А особенно – страхового рынка. Если сейчас Нацкомфинуслуг зачастую не до конца, но все же занимается страховыми резервами, капитализацией, то НБУ, не имея таких сотрудников, не сможет достаточно хорошо выполнять эти функции.

Я приведу пример относительно потребителей банковских услуг. Многие из них тоже приходили за защитой к Нацбанку, мы помним эти многочисленные митинги. Особенно немало их было в период массовой ликвидации банков и обесценивания гривны. Люди говорили: вы украли у нас деньги и ничего не делаете для того, чтобы нам их вернуть!

Нацбанк оказался не способен защитить интересы потребителей банковских услуг. Это то, чем он должен был заниматься непосредственно. А теперь получается, что он должен возглавить и движение защиты потребителей финансовых услуг. Уверен, что и с этой задачей он тоже не справится.

— Насколько перераспределение регуляторных функций оправдано в условиях, когда финансовый рынок, в том числе, и рынки небанковских финансовых услуг, после затяжного периода стагнации стали демонстрировать увеличение объемов кредитования, когда к ним стал расти интерес среди инвесторов и доверие среди потребителей?

— Я хоть и не из Одессы, но отвечу вопросом на вопрос: скажите, пожалуйста, когда что-то начинает развиваться и тут же уничтожается, то кому это выгодно? Малейшие изменения в развитии рынков в положительную сторону будут прикрыты данным законопроектом. Будет ли это на пользу Украине или это будет делаться в интересах тех стран, которые точно не хотят, чтобы у нас что-то развивалось и становилось лучше?

Как только, не дай Бог, этот законопроект будет принят и ликвидирован Нацкомфинуслуг, то все правила будут изменены. В частности, правила, которые долго разрабатывались для страхового рынка. Страховым компаниям придется полностью проходить перелицензирование. Это все изменения, связанные с проверками. Нужно переписывать порядка сотни нормативно-правовых актов Нацкомфинуслуг на Национальный банк. Вы можете представить, насколько затянется этот процесс в нашей «работоспособной» Верховной Раде! По моим подсчетам, на это понадобится год-два. И все это время тот же страховой рынок будет лежать, и никто не будет знать, что делать. Пострадают как профессиональные участники рынков небанковских финансовых услуг, так и их потребители.

— Насколько компании, работающие на рынках финансовых услуг, готовы к реформе, предлагаемой на сегодняшнем этапе?

— Я хочу обратить внимание на одно обстоятельство. На сегодняшний день Нацкомфинуслуг функционирует. Он продолжает контролировать выполнение обязательств, которые финансовые учреждения берут перед своими клиентами. В том числе, это касается и страховых компаний. Так вот, в последнее время 5 страховых компаний ушли с рынка страхования жизни «по-английски» — не попрощавшись. То есть, незаконно прекратили свою деятельность, закрыли офисы и исчезли. Их руководители уже работают в других страховых компаниях. Деньги были переведены за счет ценных бумаг, которые не стоят даже той бумаги, на которой они изготовлены. Я рассказал об этом потому, что даже работающий Нацкомфинуслуг не смог предотвратить данные факты, потому что законодатели необдуманно приняли мораторий на проверки, в том числе, и для финансовых учреждений.

Если Национальный банк возьмет на себя регуляторные функции Нацкомфинуслуг, то количество случаев ухода финансовых компаний с рынка участится. Тем более что наше действующее законодательство допускает такие возможности. От этого страдает сам рынок, а с ним и пользователи его услуг. Потому что компании, которые ушли, как правило, не выполняют перед ними своих обязательств.

Уменьшение количества финансовых учреждений на рынке приведет к снижению уровня конкуренции, качества предлагаемых услуг. А вслед за этим – и к их удорожанию. Это тоже станет неприятным «сюрпризом» для потребителей.

Самое главное, что сегодня нет механизма гарантирования возмещения потребителям убытков от преждевременного ухода с рынка таких недобросовестных финансовых компаний.

Я разговаривал с представителем Национального банка, и он сказал: мы будем осуществлять жесткий контроль. А я ему в ответ – как вам это удастся? Те 5 страховых компаний, которые закрылись, по отчетности показывали, что у них все в порядке. То есть, финансовая отчетность не давала возможности увидеть, что с ними происходит что-то не то. А закон о введении моратория на проверки не позволял проконтролировать их реальную деятельность, наличие активов для выполнения обязательств перед потребителями финансовых услуг.

Вопрос – как Нацбанк, взяв на себя такую дополнительную массу финансовых учреждений от других рынков, будет осуществлять жесткий контроль? Я думаю – никак.

Когда рушились банки, у НБУ был Фонд гарантирования вкладов. Но это касалось только пользователей банковских услуг. Такого механизма гарантирования для пользователей небанковских услуг, к сожалению, все еще нет. Создание таких гарантий на рынке страхования жизни предусматривает соответствующий законопроект, который в свое время был подготовлен и передан в Верховную Раду. Однако уже много лет он так и не рассматривается.

 — Чего добиваются те, кто лоббирует принятие законопроекта №2413а?

— Дело в том, что аналогичные попытки передать функции управления, регулирования и надзора над рынками финансовых услуг центральному банку делались и в других странах как раз в период глобального финансового кризиса 2008 года, чтобы успешно ему противостоять. В частности, так было и в России. Центральным банкам передавали совершенно нехарактерные для них функции, на которые они должны были отвлекаться. Главная же их задача состояла в поддержании стабильности национальных валют, разработке и контроле над реализацией денежно-кредитной политики.

На сегодняшний день большинство стран, где была внедрена данная система регулирования рынков финансовых услуг, уже отказываются от такой практики. Насколько мне известно, и в Администрации Президента Украины, и в Кабинете Министров приходят к выводу, что с учетом выхода Украины из финансового кризиса необходимость реформирования госрегулирования теряет свою актуальность.

Дело в том, что в Украине такие реформы задумывались на рубеже 2013-2014 годов, когда осуществлялся переход от прежней власти к нынешней. Был подготовлен соответствующий законопроект. Те, кто его разрабатывал, имели на то время благие намерения сконцентрировать государственное регулирование в таком стабильном органе, как Национальный банк.

Но со временем этот проект взяли в руки совершенно другие люди с совершенно другой мотивацией. Некоторые из них, являясь народными депутатами или сотрудниками НБУ, видят себя на новых высоких должностях, которые могут появиться в результате таких изменений. То есть, это уже не интересы рынка, это уже интересы конкретных людей, которые сейчас лоббируют данный проект.

— Как на законопроект №2413а реагируют участники рынков финансовых услуг?

— Объединения участников рынков финансовых услуг выступают против его принятия. Мы говорим: да, в то время, когда разрабатывался законопроект, были риски, но сейчас они минимизированы. В апреле в Киеве проходил форум участников финансового рынка Украины. На нем высказывалась идея, что нельзя проводить стратегические реформы по государственному регулированию без должного широкого обсуждения вопроса самими участниками этого рынка. И большинство участников форума сошлись на том, что принятие законопроекта — неправильное решение в принципе.

Сейчас проводится активная работа по подготовке первого заседания Объединения участников финансового рынка Украины. Для этого создана рабочая группа. 14 мая мы рассматривали на ней ряд важных вопросов и среди них – обращение к Верховной Раде, Кабинету Министров и Администрации Президента Украины с тем, чтобы отказаться от законопроекта №2413а. Потому что последствия его принятия будут катастрофическими для рынка. Такого мнения придерживаются представители нашего Объединения. И мы надеемся, что законодатели прислушаются к нему.

Сергей ГЕРАСИМЕНКО

Источник